?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

51VYTdGdRAL._BO2,204,203,200_PIsitb-sticker-arrow-click,TopRight,35,-76_AA300_SH20_OU01_
(Для перехода на страничку книги на "Амазоне" щелкните по картинке)



Сегодня у меня в гостяж писатель Артур Аршакуни, книги которого были опубликованы в моем издательстве несколько недель назад. Написаный им роман действительно интересен, поэтому я пригласил Артура поделиться своим видением романа с читателями моего блога.

Вопрос: Артур Маратович, поздравляю вас с опубликованием романа «Память воды»!
Ответ: Спасибо! Это очень важное событие в моей жизни.
В.: Я не буду спрашивать, о чем эта книга…
О.: …И правильно сделаете. Ответ на вопрос «о чем эта книга (картина, музыка, кинофильм)?» каждый должен получить сам – прочитав книгу, послушав музыку или посмотрев картину (фильм).
В.: Давайте поэтому начнем с вопроса: как возник у вас этот замысел? Расскажите о своей внутренней «кухне».
О.: Каждый, кто читал Новый завет, знает многочисленные шероховатости текста евангелий. Речь не о хронологических нестыковках и лакунах. Речь о поступках и словах Иисуса, противоречащих друг другу до странности. Иисус декларирует кротость («кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» [Мф, 5-39]) и одновременно воинственность («думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» [Лк, 12-51], «не мир пришел Я принести, но меч» [Мф, 10-34]), любовь («любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас» [Лк, 6-27]) и нетерпимость («не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам» [Мф, 15-26], «кто не со мною, тот против меня» [Лк, 11-23]), сыновнюю почтительность («злословящий отца или мать смертью да умрет» [Мар, 7-10]) и холодность («что Мне и Тебе, Жено?» [Ин, 2-4]) и многое другое.  Есть противоречия в отношениях Иисуса со своими учениками и среди самих учеников. Если добавить сюда тексты апокрифических евангелий, то противоречий становится критически много. Можно сказать, что из этих противоречий развились всевозможные ереси в христианстве. Можно сказать шире: на этих противоречиях построена вся история христианства и большая часть библеистики. И – еще шире – эти противоречия легли в основу конфессионального разделения христианства.
В.: Евангелия, апокрифы, ереси и конфессии… Что для вас вообще христианство?
О.: Христианство, как и любое другое понятие, я разделяю на несколько уровней. Самый верхний – это уровень откровения, то есть прямого познания, даваемого свыше. Ниже следует уровень научно-исторического и богословского познания, то есть анализа и синтеза. Ниже – уровень мифологизации, массового сознания, около- и псевдонаучных, около- и псевдорелигиозных спекуляций, иначе говоря, по аналогии с вульгарным материализмом, некая вульгарная религия. Еще ниже – уровень архетипа, лубка, анекдота. «Низкое» расположение уровня не делает его хуже «высокого» - деление здесь условное, для удобства, подобно низкому или высокому регистру голоса в пении или частоте электромагнитных колебаний. Наконец, литература и вообще искусство пронизывают все уровни наподобие грибницы.
В.: И самый верхний – тоже?
О.: Безусловно. Скажем, книгу Бытия или Песнь песней мог написать только гениальный мастер слова. И далее – до самого низкого уровня, куда можно отнести, например, «Гавриилиаду» Пушкина – тоже гениального мастера слова, строго придерживающегося здесь «законов жанра». Добавлю, что искусство вообще и литература в частности – третий способ познания мира, наряду с научным и религиозным.
В.: Хорошо. С уровнями и способами познания понятно. И с наличием противоречий в евангелиях – тоже. Продолжим.
О.: Я задался вопросом: каким образом можно разрешить эти противоречия – на обычном житейском, бытовом уровне, уровне массового сознания? Разрешить их можно, если представить, что речь идет не об одном, а о двух людях, противоположных по своему характеру и менталитету. А дальше включились уже свои «законы жанра». В Новом завете есть действующее лицо, полностью противоположное Иисусу – это Иуда Искариот. Если вообразить ситуацию, в которой Иуда выступает от имени Иисуса и произносит слова, противоположные всему тому, что до этого говорил Иисус,  то в такой ситуации и при такой интриге драматургический накал достигает последней степени. Оставалось решить, как могла возникнуть такая ситуация. Наиболее естественным, логически непротиворечивым объяснением будет в таком случае появление в овечьем загоне не одного младенца, а двух детей, мальчиков-близнецов. Таким образом начал выстраиваться сюжет, как переплетение двух линий, линий каждого из близнецов, разлученных друг с другом и сведенных судьбой вновь вместе. Хочу отметить, что впервые задумываться обо всем этом я начал лет шестнадцать-семнадцать назад. И можете себе представить мои чувства, когда совсем недавно, уже закончив роман и отправив его издателю, я нашел в интернете сделанный недавно перевод так называемого «коптского евангелия», где как раз и говорится о том, что Иисус разным людям и в разное время представлялся по-разному: светлым и темным, рыжим и черноволосым…  Моя «литературная гипотеза» перестала быть абстрактным вымыслом, а получила подтверждение.
В.: Это целый детектив получается…
О.: Ну, там при желании можно найти элементы и детектива, и приключенческого романа, и фантастики. Но я бы отнес его к жанру альтернативной истории, когда автор предлагает читателю иную версию хорошо известных ему событий.
В.: Условные Иисус и Иуда – главные действующие лица вашего романа?
О.: Вообще «говорящих» персонажей в романе больше 120. Главных? Нет, не двое, а трое. Третьего я добавил, можно сказать, из чувства гармонии. Это – сюжетная линия римского солдата Пантеры, который проходит путь от новобранца до ветерана легиона. На его примере я постарался показать, как в душе простого человека, живущего в жестоком мире насилия, происходит постепенная метаморфоза, и он становится готовым принять новое вероучение, основанное на милосердии и любви.
В.: Пантера -  значимое имя в библеистике…
О.: Совершенно верно. Так же, как сотник у Матфея (Мф., 8-5), просящий Иисуса излечить больного слугу. То есть эти детали так и просятся в сюжет.
В.: Роман имеет подзаголовок «Апокриф нашего времени».
О.: С «апокрифом» понятно: тем самым я дистанцируюсь от евангелий. Что касается «нашего времени», то подзаголовок подчеркивает взгляд на события двухтысячелетней давности глазами нашего современника. С другой стороны, мне кажется,  обнаружив в давно существовавшем обществе узнаваемые, сегодняшние черты, приметы и понятия, читатель невольно оглянется вокруг и задумается.
В.: Еще одна особенность романа: смена имен персонажей, порой по нескольку раз. Это важно для вас?
О.: Да, очень. Во-первых, это тоже связано с сегодняшним временем. Оглянитесь вокруг: вся территория нашей страны заполнена городами и весями, которые в сравнительно короткий промежуток времени меняли свои названия. Самый яркий пример – Питербурх-Петербург-Петроград-Ленинград-Санкт-Петербург. Да что там говорить! Сама страна, в которой мы живем, называлась то Российской империей, то РСФСР, то Советским союзом, то Российской Федерацией. А ведь, если вдуматься, это – та же земля под ногами, то же небо над головой, те же осины под косым дождем…
В.: Вы сказали «во-первых». Значит, есть и «во-вторых»?
О.: Во-вторых, и это, пожалуй, главная идея, заложенная в роман, его, так сказать, сверхзадача, - подтолкнуть читателя к пониманию того, что важно не имя, а его носитель. Действует не имя, а человек. Непонимание этого рождает множество проблем, начиная с повседневной жизни. «Начальник всегда прав», «я начальник, ты дурак» - кому не знакома эта горькая сентенция?
В.: А что это за разбивка строк, которая встречается порой в тексте? Особый художественный прием?
О.: Ну, не такой уж это особый прием – он встречается, скажем, у Дос Пассоса, особенно в его киносценариях: разбивка строки на отдельные куски для придания экспрессии и большей выразительности. Этим приемом я воспользовался для того, чтобы изобразить в тексте несколько событий, происходящих одновременно. Удалось ли – судить читателю. Здесь я хотел бы выразить благодарность своему издателю, Ленни Россоловски, который, несмотря на все сорванные издательством сроки, терпеливо переносил все мои авторские капризы по сохранению расположения слов в каждом таком случае. Это дорогого стоит. Можно сказать, что именно эта совместная работа по сохранению стиля книги по-настоящему сблизила нас.
В.: Что вы хотели бы сказать напоследок читателям?
О.: Чтобы книга никого не оставила равнодушным. Любая критика лучше безразличия и апатии.
В.: Спасибо.


Информация о книге Артура Аршакуни, ссылки на личные странички книги даны здесь: http://lenny-van-ross.livejournal.com/87404.html
 

Profile

lenny_van_ross
lenny_van_ross

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow